Особенности разведки в горах




ТАКТИЧЕСКИЙ ПОИСК

http://spec-by.ucoz.ru/_pu/0/36561941.jpg

К горной местности причисляются участки земной поверхности, имеющие абсолютные высоты над уровнем моря 500 м и более. Рельеф такой местности характеризуется сильной пересеченностью – скалами, скатами с большой степенью крутизны, труднопроходимыми лесами различной густоты, плохим состоянием дорог и тропами, которые не всегда нанесены на карту. Партизанская активность обычно проявляется в так называемых средних горах с высотами 1000-2000 м. Крупномасштабные боевые действия с развертыванием крупных наземных сил затруднены по причине резкой пересеченности рельефа и отсутствии дорог. Применение бронетехники и артиллерии неэффективно из-за сильной крутизны скатов и ограниченной видимости. Ведение разведки обычными общевойсковыми способами также затруднено. В таких условиях наиболее эффективно проводить разведпоиск небольшими, но сильными группами в составе 15-20 человек.

При ведении разведпоиска в зоне средневысоких гор разведчики испытывают непривычные для равнинного жителя повышенные физические и нервные нагрузки, и поэтому для боевой работы в горах необходима тщательная подготовка бойцов и их индивидуальный подбор по физическим качествам, особенно на выносливость и степень противодействия холодным температурам. Чем выше в горах приходится работать конкретной разведгруппе, тем тщательнее должна проводиться индивидуальная подготовка бойцов, повышаться тренировочные нагрузки и степень сложности учебных тактических задач. В горах с высотами более 2000 м, где уже нередки скалистые хребты, вершины, покрытые снегом и ледниками, от личного состава разведывательной спецгруппы уже требуется альпинистская выучка и специальное снаряжение. По этим причинам партизаны, не обладающие, как правило, специальной выучкой, ни специальным снаряжением, не могут удерживать тактические позиции на серьезных возвышениях. Партизанская деятельность и соответственно контрпартизанские мероприятия происходят на уровнях средневысоких гор.

Методика ведения разведки непрерывно совершенствуется. Однако при новых технических достижениях неразумно забывать старые, проверенные временем и отлично зарекомендовавшие себя приемы и способы разведпрактики. Некоторые задачи нельзя доверять приборам – до сих пор их могут выполнить только люди. Одним из таких методов является активный разведпоиск. Особенно ценен разведпоиск на уровне полк-батальон, когда требуется быстрое, конкретное и самостоятельное изучение противника в зоне своей ответственности.

Подразделению, действующему автономно, конкретную тактическую развединформацию приходится добывать самостоятельно, своими силами и средствами. В любом случае все полученные разведсведения должны быть немедленно переданы «наверх» для уяснения общей картины и для пользы общего дела. Кроме того, в лесу и на резко пересеченной местности без подвижной тактической разведки, которая «все видит своими глазами», не может действовать никакое подразделение, ни большое, ни малое. Лесистая местность затрудняет ведение воздушной разведки, и поэтому основная масса тактической развединформации добывается методами обычной войсковой поисковой разведгруппы. При наступлении густота леса не позволяет охватить батальонной разведкой большую полосу, поэтому в лесу разведгруппы назначаются от каждой роты.

Небольшие подразделения ведут разведку своими силами для обеспечения своих конкретных оперативных интересов. При быстром развертывании боевых событий в пересеченной местности основной объем информации приходится не на агентурную разведку (такая информация запаздывает), а на тактический разведпромысел. Значение тактической разведки в горно-лесистой местности трудно переоценить, но она требует намного больше внимания, привлечения сил и большего материального снабжения, чем в обычных условиях.

  Разведгруппа уходит в неизвестность, но ее в любом случае нельзя посылать наобум. В состав егерских подразделений для ведения контрпартизанской тактической разведки желательно подбирать бывших лесников, геологов, промысловых охотников, а также инструкторов по туризму. Кроме волевых качеств, физической силы, выносливости, закаленности и способности терпеть, для бойцов разведгруппы обязательны способность мыслить быстро и нестандартно, обладание обостренным слухом, развитым ночным зрением, острым обонянием, чувством времени и ощущением ориентации в пространстве. Кроме того, разведчик обязан быть натренирован на тактическую наблюдательность, должен уметь свободно ориентироваться в лесу и на пересеченной местности днем и ночью с помощью карты, схемы, компаса и без них, по местным предметам, деревьям, солнцу и звездам, уметь разбираться в лесных звуках, криках зверей и птиц, отличать естественные шумы от искусственных, передвигаться скрытно, быстро и бесшумно.

Разведчик на слух, автоматически должен различать по звуку артиллерийского выстрела калибр орудия и прикинуть, где может находиться это орудие или миномет. Профессиональный снайпер в разведспецгруппе должен быть обязательно. Снайпер – это, прежде всего, тренированный наблюдатель, способный предчувствовать ход боевых событий и способный замечать то, что не заметят и не почувствуют другие. Наличие в группе опытного снайпера резко повысит боевую результативность и живучесть малого подразделения. В случае преследования противником снайпер всегда задержит преследователей, что позволит спецгруппе «оторваться» и уйти.

Разведспецгруппу подбирает, готовит и обеспечивает слежение за ней конкретный штабной офицер. Этот сотрудник, ведущий постоянный анализ оперативно-боевых событий в зоне ответственности, отвечает перед руководством за результаты деятельности группы. Специализированный глубинный контрпартизанский разведпоиск – наиболее сложный способ разведки, который намного сложнее и опаснее общевойскового глубинного разведпромысла. Контрпартизанский разведпоиск требует от личного состава высочайшей степени скрытности, секретности, обученности, терпения и выносливости. Действия в таком поиске мало предсказуемы и редко когда могут развиваться по намеченному плану.

Разведпоиск должен быть подготовлен. Ему обязательно предшествуют тщательные ежедневные тренировки. При этом обязательно отрабатываются наблюдения в движении, переползание по-пластунски, преодоление минных постановок (горно-лесистая местность в партизанских войнах изобилует минами различных конструкций и различного происхождения) и проволочных заграждений, распознавание ловушек по тактическим признакам, изучению местности поиска по картам, схемам, данным аэрофотосъемки, показаниям пленных, информации, полученной другими разведгруппами и панорамным фотоснимкам, сделанным этими разведгруппами. Точно так же детально изучается конкретный объект поиска, подходы, подступы к нему, его боевое обеспечение, хронометраж событий на объекте. Обязательно производятся тренировки по «тихой» рукопашной работе, стрельбе из бесшумного оружия, стрельбе из обычного оружия под значительными углами места цели и метанию гранат на точность. Все тренировки проводятся в тылу своих на местности, похожей на ту, где предстоит действовать.

Верхняя одежда разведчиков должна быть теплой, легкой, с капюшоном, водоотталкивающей и добротной. Одежду следует подгонять так, чтобы в рукава, в карманы и за шиворот ничего не попадало. Из продовольствия желательны продукты с «энергетическим наполнением» - сало и сахар. Сухари берутся только как приправа – без них сала много не съешь. Все это укладывается на дно вещмешка. Мясные консервы (только в жестяных банках!) укладываются в верхней части вещмешка и съедаются в первую очередь. Почему так? Потому что при необходимости избавиться от лишнего груза, их тоже выбрасывают в первую очередь. Шоколад берегут «до упора» и съедают в самую последнюю очередь. Шоколад – это «НЗ». На плитке шоколада можно продержаться лишних пару суток.

Из оружия в горно-лесистой местности лучше иметь длинноствольные автоматы со складными прикладами – они компактней. Гранаты только круглой или яйцевидной формы. «Бутолочные» гранаты могут застрять в ветвях деревьев, они чаще задевают за деревья, толстые ветки и при этом изменяют направление полета.

Наиболее ответственные и важные предметы снаряжения и жизнеобеспечения (по усмотрению конкретного бойца) должны находиться в карманах и на поясе, чтобы увеличить шансы на выживание в случае потери вещмешка. Оружие подматывается тряпками, чтобы не стучало. При полном снаряжении, навешанном на бойца, необходимо попрыгать и проверить, не стучит или не бренчит что-либо.
Внимание!

В любой разведпоиск запрещается брать с собой документы, письма, фотографии, книги и газеты, топографические карты с пометками. При действиях в поиске запрещается оставлять своих раненых, оружие и предметы снаряжения в расположении противника.

Чудес не бывает. Подготовка разведпоиска в горной и горно-лесистой местности требует значительных усилий, времени, внимания и материального обеспечения. Необходимы специальные тренировки л/состава на наблюдательность, на обнаружение противника по следам, окуркам, кострищам, вытоптанной траве, по специфической ненормальной зловещей тишине. При подготовке к разведпоиску в горно-лесистой местности необходимо заранее просчитать места вероятной встречи с противником, вероятные места постановки противником засад и секрет-постов.

Перед движением в горах хоть днем, хоть ночью, разведгруппа в целом и каждый ее боец обязаны по картам, схемам, аэрофотосъемкам и другим источникам (см. ранее) тщательно и добросовестно изучить маршрут движения, наметить и запомнить видные в пути ориентиры, чтобы не сбиться с направления на закрытой (не просматриваемой) пересеченной местности. Необходимо тщательно изучить по картам, схемам, описаниям, рассказам, фотографиям, прочим документам и источникам крутизну скатов на маршруте, наличие обрывов, пропастей, ледников, промоин, осыпей, обвалов, скалистых участков, лесов, снежных полей, альпийских лугов, проходов, троп, перевалов. дефиле, возможных непроходимых мест и препятствий. Необходимо наметить рубежи, пункты или места, где нужно будет остановиться для наблюдения и прослушивания, и обязательно наметить скрытые подходы к таким местам. Предстоящий маршрут и препятствия на нем изучается, обдумывается и обсуждается всем личным составом группы. При этом особое внимание обращается на те места, где противник может устраивать секрет-посты, наблюдательные пункты, засады, быстро сосредотачивать силы для внезапных ударов или диверсий, а также накапливать крупный боевой контингент для широкомасштабных действий. Произвести сопряжение и «привязку» этих мест к тропам и дорогам, ведущим к населенным пунктам, находящимся в зоне влияния противника. Посмотреть на место предполагаемых событий глазами противника и с точки зрения его интересов. Это поможет примерно установить маршруты выдвижения его патрулей, групп заслона, разведдиверсионных групп, места постановки секрет-постов и засад, и возможные места боевого соприкосновения с ними.

Пересеченность горно-лесистой местности создает условия для укрытия от наземного и воздушного наблюдения. Лабиринты пересеченности обеспечивают скрытые обходы в самых непредсказуемых направлениях. При этом увеличивается эффективность маневрирования и внезапных агрессивных действия малых групп, как своих, так и чужих.

Активный разведпоиск производится в любой местности, при любой погоде и по жестокой необходимости в любое время суток. Специальный егерский контрпартизанский разведпоиск осуществляется при отсутствии явного соприкосновения с противником, в предвидении встречи с противником, преследовании, при налетах и засадах, наблюдением, захватом документов и допросом пленных. Поиск не обязательно производится в подвижном режиме. По реальной необходимости поисковой спецгруппой организуются наблюдательные посты по визуальному наблюдению и подслушиванию возле объектов и коммуникаций противника, представляющих оперативно-тактический интерес. Такие мероприятия осуществляются как вблизи боевых порядков противника, так и в его тылу.

Вопрос о времени и месте проведения поиска возникает по боевой необходимости. Конкретная обстановка событий может потребовать незамедлительного проведения разведпоиска, несмотря ни на какие обстоятельства.

Егерский специальный разведпоиск проводится для получения быстрой и конкретной тактической информации не только о том, где находится противник и что он делает, но и с уточнением численности противника, его вооружения, боевого обеспечения, дислокации подразделений охранения, системы связи и оповещения по тревоге. При разведке конкретного объекта устанавливаются наличие и расположение огневых средств, живой силы противника, система оборонительных сооружений, заминированные участки, слабо укрепленные участки, инженерные заграждения, природные заграждения, наличие потайных схронов и ходов сообщения.

При разведке опорного пункта устанавливается характер обороны противника и инженерное обеспечение. На ландшафте в районе как опорного пункта, так и конкретного объекта разведываются и уточняются на карте наличие горно-лесных дорог, тропинок, возможных обходных путей и движения вне дорог, наличие и состояние рек и ручьев, периодичность повышения уровня воды в них. Разведывается наличие мостов, переправ, бродов, районов и мест, где противник может устроить камнепад, лесной пожар, обвалы, осыпи, селевые потоки. То есть необходимо разведать дорогу для подхода основных сил своих к объекту противника, представляющему тактический интерес. Эта разведка производится на конкретное время, ибо обстановка в горах и рельеф местности могут измениться. Конкретное знание местности позволит основным силам своих совершить внезапный марш, обход, охват, выход в тыл противника и обеспечивает нанесение внезапных ударов в заранее запланированных точках.

Задача поисковых групп – разведать и спрогнозировать места, благоприятные для возможного незаметного сосредоточения противника с последующим нанесением ударов в тыл и фланг своим, а также для выхода на диверсию. При установлении таких мест тут же устанавливаются и уточняются маршруты выдвижения к ним своих основных сил или ударно-штурмовых групп для блокирования и уничтожения противника.

Разведка обязана установить возможности противника по созданию диверсионных групп для действия в обход наших открытых флангов (это основной партизанский тактических прием) по труднодоступной местности и возможность постановки засад в таких местах. Спрогнозировать время появления противника в узких лощинах, ущельях, на перевалах, выявить места, разрушение которых взрывчаткой может вызвать на головы противника обвал, камнепад, лавину, наводнение, по возможности заминировать такие места.

Разведка в горно-лесистой местности ведется очень тщательно, ибо небольшая группа противника, занявшая позиции в узком месте на тактической высоте, может наглухо «закупорить» проход и свести на нет итог конкретной специальной операции.

Проникновение в глубину обороны противника, в тылы его боевых порядков производится по различным вариантам в зависимости от сложившейся оперативно-тактической обстановки.

Перед переходом через передний край необходимо внимательно прослушать и хотя бы несколько часов пронаблюдать за распорядком на переднем крае противника и в тылу за ним. При наблюдении надо «улежаться» и свыкнуться с обстановкой. Тогда очень многое станет более заметным. При подготовке к прорыву или просачиванию за передний край не допускать, чтобы наблюдатели противника (они обязательно будут) засекли вашего наблюдателя или вообще обнаружили хоть кого-нибудь в этом участке на вашей стороне. Одиночный человек всегда вызывает подозрение. Противник после появления одиночного бойца обязательно усилит контроль над этим участком и усилит сам участок на своей стороне. Наблюдение нужно вести в контакте с артиллерийской разведкой, которая работает очень четко и подмечает очень много ценных деталей.

В горно-лесистой местности по причине ограниченного обзора постоянные тактические наблюдательные посты (см. ранее) так или иначе приходится устанавливать как можно ближе к противнику. Точно так же «впритирку» к его переднему краю скрытно и замаскировано располагаются небольшие наблюдательные группы для выявления огневых средств противника, его оборонительных рубежей и сооружений, а также при контроле лесных троп, дорог, лощин, дефиле, по которым могут передвигаться не только ударно-диверсионные группы противника, но и довольно крупные его силы. Именно в таких местах личный состав наших разведывательных спецгрупп и должен вести наблюдение для незаметного, успешного и без ненужных потерь перехода в тыл противника. Постоянное наблюдение в таких местах обеспечивает режим постоянной готовности к переходу в тылы партизанских соединений. Подвижной наблюдательный пост, состоящий из профессиональных разведчиков, может сам по себе превратиться в поисковую егерскую спецгруппу, ведущую глубинную разведку в районе деятельности противника. Задача разведгруппе может быть поставлена непосредственно перед выходом для соблюдения режима секретности. До этого подготовка к выходу, получение боеприпасов, продовольствия, снаряжения и средств жизнеобеспечения должна проходить скрытно и незаметно и от своих, и от чужих. Разведчиков вообще никто не должен знать. Чем меньше людей знают, куда, как и зачем ходит и ездит разведчик по своей территории, тем меньше выводов делается по стечению фактов и обстоятельств и своими, и чужими, и тем больше шансов на успех разведоперации.

При ведении широкомасштабных контрпартизанских боевых действий оборона противника чаще всего представляет собой не сплошную линию опорных пунктов, промежутки между которыми заминированы. Наличие промежутков между флангами противника и разрывы между его боевыми порядками значительно облегчают выход спецгрупп в тыл противника, а также выход спецгрупп к конкретным объектам, представляющим оперативный интерес. Но при этом следует учитывать, что такие участки перекрыты наблюдателями противника, которые выставляются на скатах высот, обращенных к нам. Между флангами противника и его опорными пунктами всегда будут обустроены засады, и будут перемещаться блуждающие патрули для недопущения выхода наших разведгрупп в его тылы.

При наличии в разведспецгруппе специалистов по разминированию вопрос перемещения этой группы в тылы противника может решаться путем тихого скрытного просачивания (проскальзывания) через заминированные участки между флангами противника, а также в не устоявшихся участках обороны, которые слабо контролируются противником.

Если есть возможность, разведгруппу в тыл противника доставляют на вертолете. Высадку вертолетом в лесу лучше делать на закате. При этом место высадки маскируется естественным освещением, и кроме того, в сгущающихся сумерках разведгруппе легче «оторваться», раствориться в темноте и уйти далеко от места высадки. В горах же лучше высаживаться на рассвете – ночью по скалам далеко не уйдешь. Для дезориентации противника можно делать ложные зависания с оставлением следов – группу высадить, протоптать следы, поодаль снова забрать на борт.

При наличии сплошной линии обороны противника разведгруппа преодолевает ее соответственно общеизвестным войсковым инструкциям. В горной местности при прорыве разведгруппой фронта противника «в лоб» нужна очень сильная прикрывающая (обеспечивающая) группа. Эта группа принимает огонь противника на себя и отвлекает его внимание только после того, как наша разведгруппа минует минные постановки и проволочные заграждения (если таковые есть). Сигнал о том, что заграждения пройдены, разведгруппа подает обеспечивающей группе длинной веревкой. После сигнала обеспечивающая группа (группы) открывают отвлекающий огонь, принимают огонь противника на себя, и отвлекают противника от прорывающейся разведгруппы. Надо учитывать, что в горах и наблюдательные посты противника, и передний край его обороны обычно находятся на скатах высот, обращенных к нам.

Внимание! На более-менее крутых скатах противник мин не ставит или почти не ставит! Разведгруппа просачивается через боевые порядки противника, пользуясь неразберихой ночного боя. При этом по складывающейся обстановке разведгруппа может применять бесшумное оружие. Если отвлекающий огонь прикрывающих (обеспечивающих) групп будет сильным и своевременным, разведчики могут использовать и обычное вооружение. Но в любом случае прорывающейся (просачивающейся) разведгруппе очень нежелательно применять ручные гранаты, чтобы не обозначать противнику место прорыва. Если проходы в минных постановках противника проделаны заблаговременно, то при переходе разведгруппой ничейной полосы пулеметчики трассирующими очередями могут обозначить «коридор» в минном поле.

При наступлении противника наша разведгруппа может в замаскированном состоянии «пропустить через себя» передний край и уйти вместе с противником (впереди него) на его территорию при отступлении противника назад, или опять же просочиться через его боевые порядки, пользуясь неразберихой боя. После чего первейшая задача – «оторваться» от противника. При выстреле из ракетницы не ждать, пока ракета поднимется, и резко упасть на землю. При свете отдаленных ракет и при подозрении, что обнаружен, – замереть, прислушаться, пронаблюдать. Не смотреть на светящиеся ракеты – смотреть по периферии освещенного участка местности. При лунном свете двигаться только по затененным местам, прислушиваться к различным шорохам, стараться идти так, чтобы птицы не потревожились и не слетали с деревьев и кустов, и не демаскировали этим движение разведгруппы.

Передвижение при разведпоиске производится скрытно, при обязательном соблюдении маскировочной дисциплины. Недопустимы команды голосом (только шепотом), а также световые сигналы. При необходимости окопаться исключить неосторожные стуки и скрипы (удар лопаты о грунт ночью может быть услышан на расстоянии до 800 метров). Для подачи команд применяется система условных знаков (в разных родах войск она разная). Количество команд, условных знаков и сигналов должно быть минимальным – так их легче запомнить, а лишние сигналы могут только демаскировать разведгруппу.

В горах и горно-лесистой местности противник в глубине своей обороны и ближайших тылах создает опорные пункты в целях противодействия охватам, обходам, тактическим вертолетным десантам. Для поимки наших разведгрупп противник обустраивает засады, сеть секрет-постов, ловушки (обычно волчьи ямы с сигнализацией), применяет усиленное патрулирование особыми поисковыми оперативными группами. Все эти мероприятия проводятся противником по местам перемещения – дорогам, тропам, перевалам, в точках, которые невозможно или трудно обойти. Кроме того, противник осуществляет постоянный радиоперехват и проводит оперативную работу с местным населением. При неудачных попытках разведгруппы захватить автотранспорт противник тут же проводит оперативную профилактику в своих тыловых частях для повышения бдительности среди своих бойцов. Стоит ли говорить, что продвижение разведспецгруппы в таких условиях должно быть не просто скрытным, а настолько скрытным, что конкретная разведгруппа должна как бы не существовать в природе.

Чтобы не напороться на засаду или секрет-пост, необходимо прежде всего постоянное круговое наблюдение в движении. Для получения информации в движении надо быть внимательным, наблюдательным, видеть обстановку боковым (периферическим) зрением, обладать острым тренированным слухом и безупречным обонянием. Противник может быть везде. Для его обнаружения основная нагрузка ложится на обостренные органы восприятия тренированного разведчика. При наблюдении в движении надо замечать и фиксировать даже малейшие, казалось бы, незначительные детали, совокупности этих деталей и уметь мгновенно давать им правильную оценку. Мелочей при этом не должно быть. Цена пропущенной мелочи будет очень высока.

В горах за каждым камнем и скальным обломком может притаиться враг. Поэтому разведгруппа обязана находиться в постоянной готовности к бою. В горах надо быть особенно внимательным и наблюдательным. Крупный камень или небольшой валун вблизи может оказаться человеком, одетым в серо-коричневый халат. Он может оказаться как наблюдателем, так и снайпером.

Ввиду неясности обстановки на ходу движения круговое наблюдение проводится постоянно. Сектора (направления) наблюдения командир группы распределяет между разведчиками.

При наблюдении в движении быстрое обнаружение опасности возможно в том случае, если внимание обращается и сосредотачивается на тех участках (зонах) местности, где нахождение противника наиболее вероятно. Противника в таких местах следует искать по демаскирующим признакам. Например, замаскированный секрет-пост часто выдает блеск металлических частей (пулемет), блеск стекол оптических приборов, табачный дым (запах) – в лесу он ощущается далеко и отчетливо. По утрам (в холодное время) пар изо рта или смотровой щели. Секрет-пост часто можно обнаружить по изменению полета птиц – они резко шарахаются от находящихся там и внезапно обнаруженных людей. Если присмотреться, там будут видны круглые (или полукруглые) очертания головы человека среди ветвей или камней. К секрет-посту может вести натоптанная тропинка. Секрет-пост может выдать скопление комаров над ним.

Замаскированные засады, усиленные пулеметами и укрепленные ДЗОТОМ (ДЗОС), распознаются по черным продолговатым щелям под кустарником. Это амбразуры для пулемета, и они могут быть разной величины. На их месте могут быть прямоугольники с подсохшей травой, если на амбразурах оборудованы заслонки. Обычно ниже по скату к вам будет расчищенное место – сектор обстрела.

В специальном разведпоиске во всех спецподразделениях всех стран есть железное и непреложное правило – не спешить. Двигаться медленно, осторожно, бесшумно и незаметно. Время от времени делать остановки, осматриваться, наблюдать и прислушиваться. В спецпоиске разведка ведется вне дорог и троп, при продвижении от одного удобного для наблюдения места к другому. При остановках в этих точках тщательно осматриваются места, где возможно скрытое расположение противника и его внезапное нападение из засады. Эти места тактически прогнозируются по особенностям ландшафта. Человек с тренированной наблюдательностью и тактическим соображением оценивает и прогнозирует тактическую обстановку интуитивно, еще до первого выстрела противника, и только этим можно предугадать возможные постановки противником засад и огневых точек (откуда ему удобнее стрелять и выдвигаться для нападения и встречного захвата). Боевое предвидение привязывается к естественному рисунку местности, ибо все новые тропы, линии связи, траншеи и окопы всегда прокладываются по границам естественных пятен, вдоль естественных на данной местности линий – канав, трещин, разломов, за постоянными границами теней (в горах бывает такой эффект), по скошенному или вытоптанному травному покрову в лесу, по отогнутым или связанным веткам, по веткам, пригнутым к земле, и особенно – по темным пятнам в глубине растительности. В целях маскировки следует придерживаться при движении лощин, расселин, оврагов, других складов местности и естественных укрытий, а также теневых мест. Независимо от пересеченности местности наблюдение ведется всеми бойцами по всем направлениям. Частота остановок для наблюдения и прослушивания зависит от пересеченности местности. Расстояние от остановки до остановки определяется степенью уверенности в безопасности этого отрезка пути по результатам наблюдения и прослушивания.

Остановки для наблюдения, прослушивания и просто для «передыха и размышления» нужно обязательно делать перед преодолением каждого изменения ландшафта – при выходе из леса на поле, при входе из леса в горы, перед прохождением теснин, оврагов, ущелий, мостов, крутых поворотов, подъемов, спусков и т.д. При этом не проходить всем вместе – пара дозорных, идущих впереди, должна прикрываться и подстраховываться огнем основного состава группы. Обязательно назначается пара замыкающих сзади, наблюдающих «назад» для предотвращения возможного нападения «в спину».

В горах остановочные пункты наблюдения и обычно перед теми местами, где есть дороги, тропы, мосты, ущелья, перепады ландшафта, повороты за скалы, дефиле и проч. Это места, в потенциале возможные для постановки засад. Все эти места в обязательном порядке осторожно просматриваются лично командиром группы перед тем, как дать «добро» на их преодоление. В остановочных пунктах наблюдения рекомендуется прислушиваться стоя! При этом легче определяется направление звука.

В лесу поиск так или иначе происходит без средств огневого обеспечения своих. Разведка леса начинается с осмотра его опушки издали. При этом кроме мер собственной безопасности необходимо в реальности установить и сопоставить с картой данные для прохождения своих подразделений – размеры леса, его густоту, подступы, наличие дорог, просек, полян, заболоченных и возвышенных мест, проходимость и возможность обхода.

По разведпризнакам определяется, есть ли противник в лесу. Для этого следует обращать внимание на поломанные ветки, следы на траве, примятость почвы, свежесть окурков, запах дыма от костров, блеск стекол, шумы от деятельности человека, свежесть следов обуви и колес.

Обращается внимание на обрывки газет, бумаги, остатки пищи, бинты, гильзы, пустые патронные пачки, обломанные ветки, применяемые противником для маскировки, помятость травы, следы костров. Обращается внимание на качественное состояние найденных предметов. Например, пятна ржавчины на внутренних поверхностях стреляных гильз выступают через сутки после выстрела. Выкопанная земля – насколько она свежая или сухая. При температуре +15оС след на рыхлой почве сохраняет свежесть полтора часа и некоторую влажность с теневой стороны. Через три часа при сохранении четкого отпечатка на рыхлой почве появляются высохшие и более светлые, чем весь след, комочки и полоски грунта. Через 6 часов на рыхлой почве след покрывается коркой с трещинами.

При разведке небольшого леса (рощи) обычно выделяются 2-3 пары дозорных, которые продвигаются попарно «уступом». Тот, кто движется в паре справа, всегда идет впереди бойца, идущего слева. Почему? Потому что у обоих есть возможность стрелять влево-вперед и никто при этом не направляет ствол в спину соседа. При движении особое внимание обращается осмотру мест, где возможна постановка противником засад (см. ранее) – то есть, овраги, лощины, мосты, вершины деревьев, густые заросли.

Внимание! Засады на нашу разведгруппу противник обычно устраивает в кустах возле лощин! В лесу засады выгоднее устраивать у лесных полян, опушек, вблизи дорог, просек и тропинок, проходящих через овраги и за поворотами лесных дорог. Основной состав разведгруппы втягивается в лес только после того, как опушка осмотрена дозорными. В лесу дозорные двигаются в стороне от дорог и просек, чтобы не наскочить на засаду. Пункты наблюдения (для прослушивания) в лесу по пути движения назначаются чаще.

При подходе к лесной полянке делается остановка. Производится наблюдение за поляной с опушки леса. Поляна преодолевается ползком, поочередно, под огневым прикрытием друг друга. Если поляну надо обойти, она обходится за опушками в густоте леса. И ни в коем случае не по опушкам. На открытые места в лесу выходить нельзя! При необходимости выйти из леса обязательно сделать остановку и пронаблюдать за местностью через раздвинутые ветки крайних кустов. Внимательно осмотреться и прислушаться. Выходить из леса не всем вместе, а поочередно и под взаимным огневым прикрытием. В густом лесу, где ориентирование затруднено, разведгруппа движется по азимуту. При этом необходимо помнить, что ошибка в один градус на 1 километр пути дает погрешность в сторону на 17-18 метров. Сложность ориентирования в лесу приводит порой к значительным погрешностям в определении координат искомых объектов.

Ни в коем случае нельзя идти по просекам или тропинкам – это потенциальные места постановки засад. Если уж очень надо идти в таких направлениях, то только рядом с тропинками, на некотором удалении от них, ни в коем случае их не пересекая. Не ломать веток. Если приходится идти по ветвистому кустарнику – взять ветку в руку, прогнуться под ней и отпустить, чтобы ничто не колыхнулось, и чтобы ветка не ударила по лицу идущего следом. Не нарушать паутину!

При передвижении в лесу для маскировки движения используются деревья и тени от них. Лучше двигаться во время ветра, лучше порывистого, в такт за колыханием ветвей и травы. Возвышенности в лесу обходить вдоль скатов. Двигаясь в лесу, старайтесь не наступать на сухой валежник. Для передвижения по сухому валежнику и вообще по сучкам на подошвы обуви крепится банная поролоновая губка или цигейка мехом вниз. Такое передвижение отрабатывается на тренировках днем, а затем ночью на разбросанных сучках.

Для бесшумного движения в высокой сухой траве следует поднимать ноги высоко, возможно легче ступая на каблук. Меньше будет шума и треска.

При движении по высокой свежей траве ноги поднимать выше и ставить с носка.

Внимание! При прохождении через альпийский луг и вообще через луг обувь будет пахнуть цветочной пыльцой! Этот запах держится в основном в рантах обуви. Чтобы сбить запах, обувь натирается муравьями из муравейника. Это болезненно для рук, но лучшего средства от собак никто еще не изобрел. Муравейники в лесу встречаются часто.

Остерегайтесь птиц и бойтесь их вспугнуть. Сороки и сойки – сторожа леса. Если они обнаружат человека с предметом, хоть издали напоминающим ружье – не отстанут и будут сопровождать по лесу с пронзительными криками.

Внимание! В какой бы местности не шел поиск, естественную нужду необходимо справлять в воду! Так ее не почувствуют собаки. Иначе они почти сразу почувствуют запах километра за полтора.

При ведении партизанской и контпартизанской войны в горно-лесистой местности мины ставят очень густо и свои, и чужие в самых непредсказуемых местах, особенно на скрытых подступах, кроме очень крутых скатов. Демаскирующими признаками минных постановок могут послужить: пятна порыжевшей травы, наличие на поверхности земли специфических бугорков, осадка маскирующего слоя над миной, вскопанный грунт, следы бойцов противника, явно обходящие по периметру какие-либо участки. В высокой траве на месте недавно поставленной мины будет явный дефект растительного ковра. Кроме того, следует обращать внимание на проволочки, ниточки, бечевки и прочее – это могут быть растяжки.

Ночное наблюдение и прослушивание

Наблюдение ночью ведется также, как и днем. Успех при этом зависит от того, как наблюдатель подготовился засветло к ночному наблюдению. Эта подготовка заключается прежде всего в том, чтобы тщательно изучить местность в полосе наблюдения, запомнить ее очертания, направления скрытых подступов, расположение ориентиров и местных предметов, силуэты которых могут проектироваться на фоне неба, а также тех, которые с наступлением темноты станут невидимыми.
По боевой необходимости наблюдатели ночью часто выдвигаются ближе к противнику. При этом следует заранее наметить место наблюдения и маршрут выдвижения к нему. Чтобы лучше ориентироваться ночью, направления на ориентиры и важнейшие местные предметы определяются по азимуту. При выдвижении наблюдателей «ближе к противнику» место наблюдения выбирается в низком месте, чтобы объекты на впереди лежащей местности, особенно на тех участках, где ожидается появление противника, по возможности проектировались на фоне ночного неба. Маршрут движения к месту наблюдения выбирается так, чтобы он совпадал с ориентирами, хорошо видимыми ночью, или проектирующимися на фоне неба высокими местными предметами с привязкой к путям перемещения (вдоль тропы, но не по ней непосредственно, в направлении высоких деревьев, отдельных скал, горных вершин, холмов). Маршрут движения тщательно изучается и просчитывается днем с учетом видимых и невидимых препятствий (ущелий, обрывов, обвалов и т.д.).
При расположении наблюдателей впереди своих подразделений и в непосредственной близости от противника необходимо соблюдать тишину и маскировочную дисциплину, такую же, как и днем. Кроме того, предусматриваются меры против возможного нападения противника и его засад. Разведчикам-наблюдателям для возвращения назад сообщается пропуск (пароль) и отзыв, которые меняются ежесуточно, Вертикально направленный свет прожектора может указывать направление своим разведгруппам, возвращающимся из дальнего поиска. При наблюдении местность может освещаться со стороны своих осветительными ракетами, осветительными снарядами и минами, а также прожекторами, направляемыми с закрытых позиций на низкую облачность. Отраженный от облачности свет прожекторов освещает местность довольно эффективно. Правда, при этом определение расстояний затрудняется так же, как и при полнолунии. Все кажется более близким, чем в действительности. Все время поддерживать искусственное освещение местности невозможно, поэтому оно производится в ответственные моменты. При искусственном освещении естественная окраска местности и местных предметов изменяется резко и неожиданно.
Предметы с желтой окраской будут казаться почти белыми, светло-зеленые - желтоватыми. Дороги, водоемы, постройки выделяются более резко. Вспышки от выстрелов становятся плохо заметны или почти не видны. При высокой освещенности местные предметы на ландшафте кажутся больше размером и ближе. Внимание! При освещении местности ракетой ни в коем случае не смотреть на источник света! Прикрыть глаза сверху ладонью и наблюдать по периферии светового пятна.
При использовании средств освещения надо учитывать, что противник всегда будет стремиться укрываться в тени, образуемой от местных предметов. При отсутствии искусственного освещения и приборов ночного видения цели обнаруживаются по световым демаскирующим признакам - огонек сигареты виден на 500-600 м, спички - 1 км, вспышки выстрела - 1,5 км, свет фонарика - 2 км. При вспышках стрельбы из пулемета любую указку направляют на место вспышек, замечают магнитный азимут направления. Утром проводят направление этого азимута на карте (схеме) от места ночного наблюдения и в итоге получают координаты огневой точки противника. Внимание! Любой источник света в большинстве случаев ночью кажется наблюдателю более близким, чем днем!
Для ведения ночного наблюдения необходимо иметь тренированное ночное зрение. Повысить его чувствительность можно слабыми раздражителями на любой орган чувств, особенно применением холода - оботрите лицо, шею, затылок холодной водой, и минут через 10 вы заметите, что ночное зрение заметно активизировалось. Если подсветить глаз красным светом в течение 2-3 минут, то в течение ближайшего получаса вы будете видеть в темноте довольно отчетливо и далеко.
Следует помнить, что адаптация (привыкание) глаз к темноте происходит не ранее, чем через 20-30 минут. Следует помнить, что при даже коротком воздействии света чувствительность глаза мгновенно теряется, и на ее восстановление уходит снова 20-30 минут. Поэтому при ночной работе нельзя смотреть на белый свет! При работе с документами надо закрывать один глаз, а еще лучше - пользоваться красным светом. Глаза при этом не устают, наоборот, активизируется ночное зрение (см. ранее). При этом следует учесть, что для ночной работы нельзя пользоваться желтыми, оранжевыми и красными карандашами, фломастерами, ручками - эти цвета становятся невидимыми при красном свете.
Для сигнализации своим, а также для работы можно использовать синий и зеленый свет. Ночью синий свет издалека практически не виден и не демаскирует разведчика-наблюдателя.
Ночью в горах ориентирами служат отдельные высоты и скалы, силуэты которых хорошо выделяются на фоне ночного неба, а также опушки леса и так называемые линейные ориентиры, пересекающие направления движения - небольшие проходимые ущелья, ручьи, тропы. Могут служить ориентирами реки и горные водоемы - их поверхность хорошо заметна на темном фоне горной местности. При наблюдении ночью очень хорошо иметь приборы ночного видения. Но в них нельзя наблюдать непрерывно - от непрерывного наблюдения очень устают глаза. К тому же надо обладать навыками в определении замаскированных предметов - там своя специфика. Поэтому в умеренно светлую ночь (лунную) можно с успехом наблюдать в сильный бинокль. При этом глаза не находят предметов для сравнения, и все контуры на местности резко выделяются. Простуда, головные боли, усталость снижают остроту ночного зрения. К таким же отрицательным последствиям приводят курение (оно зажимает сосуды) и употребление алкоголя.
Тренировки ночного зрения проводятся сначала в умеренно светлые ночи, либо в период новолуния. Группа бойцов должна осмотреть справа налево ближнюю полосу местности (до 400 м), через 20-30 минут доложить обо всем увиденном и описать местные предметы в этой полосе. Затем производится тренировка в определении местных предметов на дальностях 500, 600 и более метров. Тренировка на расстояниях более 800 м производится с помощью бинокля. Ночное зрение настраивается довольно быстро и затем успешно прогрессирует и в более темные ночи. На тренировках бойцам объясняют, что нельзя все время смотреть немигающими широко открытыми глазами. Моргать надо естественным образом для увлажнения глаза и поддержания внутри него кровообращения. Иначе появится резь в глазах и возникнут галлюцинации. В горах ночью целесообразно, по возможности, смотреть снизу вверх из положения лежа - так видно заметно лучше. Правда, большие местные предметы кажутся при этом выше и больше, чем они есть i на самом деле.
Цель таких тренировок - выделить бойцов, обладающих от природы обостренным ночным зрением (таких немало) и способностью к быстрейшему восстановлению зрения после резкой вспышки. Чудес не бывает. Ночью визуальное наблюдение затруднено, а развединформацию добывать надо постоянно. Информация, добытая о ночной жизни противника, намного важнее той, которая получена днем, потому что все тактические перегруппировки, перемещения, выдвижения разведгрупп и прочие ответственные мероприятия происходят именно ночью. Поэтому место наблюдения на ночь скрытно выдвигается ближе к противнику и выбирается в низком месте, чтобы объекты на впереди лежащей местности, принадлежащей противнику, и где ожидается его появление, по возможности проектировались на фоне неба. Маршрут выдвижения к такому месту наблюдения должен быть выбран таким, чтобы он совпадал с хорошо видимыми ночью ориентирами или проектирующимися на фоне неба профилями высот и высокими местными предметами (деревьями, скалами, столбами и т.д.). Маршрут должен быть визуально просмотрен днем с нескольких смежных наблюдательных постов для обнаружения на нем неожиданных препятствий (расщелин, завалов, осыпей) и мест, где возможно обустройство противником засады на выдвигающихся наблюдателей. Ночное выдвижение происходит по складкам местности при соблюдении свето и шумомаскировочной дисциплины.
Внимание! Разведчики, находящиеся на постах наблюдения, расположенных «в притирку» к противнику, а также бойцы, назначенные на отдаленные от своих «выдвижные» секретпосты, должны ничем не пахнуть!

Иначе это легко почувствуют собаки на стороне противника. Трудно подсчитать, сколько было сорвано боевых операций и погибло разведгрупп по причине того, что кто-то нажрался чесночной колбасы или натерся одеколоном от комаров. Немало народу погубил запах табака, немытого тела, ружейной смазки и ни с чем не сравнимый казарменный запах амуниции.
На скрытых наблюдательных постах, максимально приближенных к противнику, приходится не столько наблюдать, сколько слушать, Звуки и шумы являются очень серьезными демаскирующими признаками. Невооруженным ухом на природе хорошо улавливаются даже слабые звуки. При даже непродолжительной слуховой тренировке слух человека в ночное время начинает рефлекторно обостряться сам по себе. В горах, по слабому звуку, который не вызывает эхо, можно довольно точно определить, откуда он исходит. Звук в горах распространяется дальше, чем на равнине, и поэтому нетренированному человеку его источник будет казаться ближе.
При наблюдении ночью из низин уменьшается возможность прослушивания, так как звуки со стороны противника в таких условиях могут не дойти или дойдут ослабленными, или доходят в искаженном виде. Поэтому «слуховой» пост выгоднее размещать повыше на скате, обращенном к противнику, а пост визуального наблюдения - в низине. Иногда попадаются очень выгодные места, с которых можно и наблюдать, и прослушивать.
Если есть необходимость выдвинуть пост прослушивания за передний край своих, необходимо засветло изучить местность, расположение противника, мертвые пространства, особенности рельефа, влияющие на распространение звука, видимые ночью ориентиры и определить направление ветра. Разведчикам обязательно указывается порядок выдвижения к месту прослушивания и порядок возвращения назад. Возвращаться такой группе лучше к месту основного наблюдательного поста. Для прикрытия такой группы назначаются огневые средства. Также назначается пароль и отзыв.
Разведка на слух ведется в сочетании с наблюдением. Звуковое прослушивание ведут наблюдатели, задача которых на ночь уточняется. При этом наблюдателям дополнительно указываются ориентиры, не видные с основных наблюдательных постов, но указанные на карте, хорошо видимые ночью и в сумерки с позиции выдвинувшегося поста, расстояния до них и между ними, что требуется выявить и на какие звуковые признаки следует обратить внимание. При выборе места для прослушивания необходимо учитывать возникновение эха от сильных звуков, которое мешает наблюдателю, вводя его в заблуждение относительно направления звука и нахождения его источника. В низких и закрытых местах - ущельях, оврагах, распадках, в лесу, а также у водоемов также создаются слуховые обманы, сильно искажающие звуки. Следует помнить, что на пересеченной местности слышимость всегда хуже, чем на равнине. Неровности рельефа и местные предметы снижают силу звуковых волн и затрудняют определение направления на источник звука.
Надо учитывать, что слышимость слабых звуков ночью в открытых горах лучше, чем на равнине. Это происходит по причине резкого сокращения количества мешающих звуков и особым эффектом горной акустики. Слышимость всегда будет лучше в сырую погоду и после дождя (наступает специфическая тишина и стоит прислушаться к этой тишине). Слышимость увеличивается при легком попутном ветре, а также в ясную тихую погоду. Исключительно высока степень распространения звуков в стоячей воде и на ее поверхности. На горных озерах падения в воду небольших камней, «шлепанье» по воде обувью, плеск воды от хождения по ней слышны на расстоянии до 1,5 км. В безветренную ночь, в туман, при высокой влажности воздуха и зимой слышимость заметно повышается. Поэтому звук в горах резко усилен возле спокойных водоемов с ровным зеркалом воды и в утреннее время, когда влажность воздуха повышена. Следует учитывать, что в горах вследствие неравномерного нагрева почвы и скальных образований солнечными лучами в течении суток днем ветер дует из долин в годы, а ночью - наоборот, с гор в долины. Это обстоятельство должно быть принято во внимание наблюдателями и постами прослушивания при выборе места их расположения, чтобы по возможности снизить отрицательное влияние звукового обмана. В дождь и в сильный густой туман, при снегопаде, встречном и сильном порывистом ветре, при грозовом и предгрозовом состоянии звуковая проходимость ухудшается. Для выявления звука в таких условиях требуется повышенное «звуковое внимание». Считается, что днем слышимость в горах хуже, чем на равнине, но довольно часто скальные лабиринты дают очень интересные акустические эффекты, когда в некоторых горных местах становится слышно далеко и отчетливо. Днем прослушивание в горах результативно при дымной мгле, в тумане и стелющимся по скатам облакам. На больших высотах, которые часто покрываются туманами и облаками, вся надежда только на прослушивание, благо при туманах слышимость увеличивается.
В любом случае при организации прослушивания следует знать, что звуки в горах часто изменяют первоначальное направление и могут дойти до разведчика с самой непредсказуемой стороны. В низинах, распадках и ущельях это ощущается особо отчетливо. Хотя на практике отмечалось, что в некоторых местах этих низин, в ямах, трещинах и между высоких камней направление на источник звука улавливалось довольно четко.
В горах эхо практически не слышно {или слышно незначительно) на гребнях высот вдали от местных предметов. И хотя разведчикам не рекомендуется там располагаться, именно в таких местах наиболее отчетливо определяется направление на источник звука.
После слуховой тренировки в реальных горных условиях натренированный разведчик-наблюдатель может отличить эхо от истинного источника звука по длительности его раската и постепенному затуханию. Если источник звука находится не за скалой, а на линии прямой слышимости, то самый первый звук, за которым последует раскат, укажет на местонахождение цели.
Обычно на скате, обращенном к цели, звук от нее ощущается довольно отчетливо - его усиливает «обратное» эхо, отражающееся от ската и приходящее к наблюдателю практически в той же фазе, что и по основному направлению. За скатом, на обратной стороне высоты, за острым гребнем может быть так называемая «звуковая тень», место, в котором нужный звук слышен не будет.
Для корректировки огня звуковые посты располагаются на одной высоте и так, чтобы они не оказались в «звуковой тени».
Умение прослушивать и определять значение звуковых признаков дается тренировкой. Для определения направления звука нельзя часто поворачивать голову! Человек может определять направление на звук благодаря тому, что улавливает очень малый промежуток времени, проходящий между моментом восприятия звука одним и другим ухом. Для того, чтобы определить направление на источник звука, необходимо сначала примерно установить, откуда он доносится, повернуть голову в ту сторону и заметить в этом направлении какую-либо удаленную точку. Затем, выждав повторения звука, уточнить его направление окончательно, слегка поворачивая голову вправо и влево до тех пор, пока источник звука не окажется впереди, или пока не удастся обнаружить его по другим демаскирующим признакам (световым). Выявленное направление на различные источники шумов определяется провешиванием направления {если это возможно) или сопрягается с магнитным азимутом, засекается время возникновения шума. Все это запоминается, а по возможности, сразу наносится на карту-схему и описывается в журнале наблюдения, обращая особое внимание на характер шума. Данные азимутального направления на источник звука передаются как можно быстрее, по команде наверх, в единый аналитический центр. Им может быть как штаб батальона, так и контрольный (основной) наблюдательный пункт малого подразделения. Данные наблюдения и прослушивания передаются наверх следующим образом (примерно): от НП №2
короткая пулеметная очередь 23.10 азимут 55° звуки шанцевых работ 01.20 азимут 85° от НП №3 короткая пулеметная очередь 23.10 азимут 10° звуки шанцевых работ 01.20 азимут 35°. Разумеется, пост прослушивания (наблюдательный пост) должен быть обязательно топографически привязан к местности, нанесен на крупномасштабную карту, бланковку, карточку-схему масштаба 1:25000 или 1:10000, иначе данные наблюдения (прослушивания) грешат в точности и достоверности. Сотрудник, производящий общий анализ информации, поступающей со всех постов, наносит полученные данные на свою схему и проводит линии на звучащие цели с каждого поста. На месте пересечения линий и будет находиться искомая цель. Сравнивая масштабы карты, на которой нанесены посты прослушивания, и карточек-схем, ведущихся на постах, можно довольно точно, с погрешностью + 50 м, установить местонахождение искомого объекта. При сопоставлении этих данных с информацией визуального наблюдения практически всегда выявляются замаскированные позиции наблюдателей, пулеметчиков, снайперов и выставленные противником секрет-посты.
Ночью слух дополняет зрение, а иногда и заменяет его. Тренированный слух - хороший помощник в определении расстояний. Отправной точкой для оценки расстоянии могут служить величины, определенные для безветренной погоды ночью:
шаги человека по мягкому грунту - 40 м,
шаги человека по скалистому грунту - 70 - 100 м,
падение камня весом 50 г - 150 м,
речь отдельных людей - 150 м,
шепот - 50 м,
треск сломанной ветки - 80 - 100 м,
разговор нескольких человек - 200 м,
стук металлических частей оружия и снаряжения - 300 м,
заряжание пулемета - 500 м,
звук падения споткнувшегося человека - 130 - 150 м,
шанцевые работы в каменистом грунте - 600 - 1000 м,
движение грузовика по горной дороге - до 1200 м.
Место для постановки слухового поста следует выбирать так, чтобы ветер не попадал прямо в уши. Очень важно расположить пост с подветренной от цели стороны. Вблизи такого поста, который вынужден полагаться в основном на свой слух, следует избегать всего, что может вызвать посторонний шум. По возможности, следует устранить причины ненужных шумов -убрать высокую траву, ветки деревьев и вырезать кустарник в радиусе нескольких метров. В лесу очень хорошая слышимость, но и там сильные звуки распространяются в виде эха, что опять же приводит к искажению звуков и неправильному определению направления на них.
В лесистой местности наблюдатель меньше видит, но больше слышит, особенно ночью. Поэтому в лесу больше, чем где-либо возрастает значение разведки прослушиванием. Терпеливым звукоулавливанием можно зондировать лес на очень большую глубину - до 800 м и более, а визуальным наблюдением в лучшем случае метров на 150-200. Чтобы легче было определить направление шума в лесу и кустарнике, это надо делать стоя. Запомните! Во всех случаях прослушивания слух заметно улучшается при задержке дыхания. Звуки, доносящиеся издали, могут быть отчетливо услышаны, если приложить ухо к грунту. В любом случае для качественного и безошибочного прослушивания нужен обостренный и тренированный слух, способный улавливать самые тихие звуки, распознавать и классифицировать их. Для этого требуется определенная тренировка личного состава. Для специализированных тренировок по обучению прослушиванию лучше выбирать ночь со звездным небом, спокойной погодой. При каждом занятии проводятся упражнения в умении слушать и распознавать различные шумы: разговор, ходьба в разных направлениях и на разных расстояниях, ходьба в твердой и мягкой обуви, ходьба по грунту (мягкому и каменистому), звуки при заряжении оружия, шанцевые работы, кашель, чихание, смех. По мере того, как у бойцов настраивается слух (при регулярных ночных занятиях это прогрессирует довольно быстро), расстояние до источников шумов увеличивается. Затем такие упражнения проводятся при дожде и ветре различной силы, для того, чтобы бойцы научились распознавать естественные шумы и на их фоне улавливать звуки, демаскирующие противника.
На ночь для работы на выдвижных прослушивающих постах назначаются разведчики-наблюдатели с тренированным слухом и обостренным ночным зрением, обладающие способностью ощущать свое местоположение в пространстве и хорошей ориентационной памятью. Назначенные для ночной работы разведчики должны обладать хорошей оперативной памятью, чтобы в точности запомнить все виденное и услышанное, уметь определять место источника звука, отличать важное и действительное от ложного и не имеющего значения. Задача для поста прослушивания ставится в светлое время суток, с того места, где виден объект, представляющий оперативный интерес. На посту прослушивания разведчики располагаются «углом вперед», Старший поста находится впереди. Один из бойцов прислушивается, что происходит впереди него и справа, другой - что делается впереди и слева. Третий контролирует заднее направление. При этом следует учитывать, какое ухо у какого разведчика ведущее - от этого зависит правильная засечка направления звука.
Выше описанный способ позволяет не распылять внимание и полноценно вести прослушивание во все стороны. В горах прослушиванием можно добыть гораздо больше тактической информации, чем оптическим наблюдением. Эти сведения и другие разведданные сравниваются и взаимно дополняют друг друга. Обилие мертвых, не просматриваемых пространств в горах и скрытых от визуального наблюдения мест увеличивает значение активного прослушивания.
Ночью на постах прослушивания в горах всегда будет холодно. Чтобы снять сонливое состояние через каждые 7-8 мин., необходимо делать любые физические упражнения. Для уменьшения усталости и повышения остроты слуха и ночного зрения полезно принимать глюкозу в таблетках (она продается в аптеках и стоит недорого) через каждые полтора-два часа. Небольшим подразделениям и в наступлении, и в обороне для повышения боевой живучести приходится добывать тактические сведения самостоятельно, своими силами. А именно - разведкой наблюдением, прослушиванием, выставлением секрет-постов и блуждающих патрулей, работающих только в пределах прямой видимости и поддержки огнем.




Создан 27 мар 2013



  Комментарии       
Всего 1, последний 3 года назад
читатель 02 мар 2014 ответить
Хорошая статья! спасибо
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 
Besucherzahler russian mail order brides
счетчик для сайта